Детские мечты, взрослые горести и одна японская куколка

31.08.2021
Если вы когда-нибудь сталкивались с хокку, японским трехстишьем из 17 слогов, вам должно быть знакомо его абсолютно уникальное «послевкусие». Вложенная мудрость, красивый пейзаж, серьезная идея — несколько слов, почему-то почти всегда оставляющих после себя тоску, и не важно говорится об ушедшем времени года, любви или жизни.

В книге Виктории Мироновой тоже есть магия хокку, оставляющая после себя совершенно особенное чувство — добрую и одновременно горькую тоску по испытанному читателем и персонажами. О том, что было на самом деле, и о том что случилось исключительно в книге. В книге «Последний подарок детству» автор раскрывает внутренний мир очень разных по своей натуре людей.

Саша — наивная, прямолинейная и очень любящая девочка. Она долго мечтает о кукле-гейше, не хочет идти в школу, потому что та итак уже забрала ее маму-учительницу себе окончательно и бесповоротно. А еще Саша проживает очень тяжелые и серьезные времена, но почему-то этого не замечают взрослые. Хотя чего от таких ждать, ведь они не могут увидеть под боком даже опасную японскую шпионку!

Мама Саши — учительница музыки, искренне любящая и одновременно ненавидящая свою работу, добрая, но очень уставшая женщина. Она — идеальный педагог, но ей сложно понять, хорошо это или плохо. Папа Саши — еще более уставший, запутавшийся человек, думающий, что наконец нашел то, что ему на самом деле нужно, но боящийся разрушать то, что у него уже есть, и оттого вечно находящийся где-то между.

Еще есть Соня — старшая сестра Саши, олицетворение рубежа, горизонта между взрослым миром и детским. Она осознает, что становится взрослее, и хочет задержать это детство, завидует сестре, у которой все еще есть детские мечты и ласковое сердце, жаждет получить внимание, которым ее, как старшую, обделили, но все же любит свою семью.

Другие герои появляются мельком и проживают обычную человеческую жизнь. Скорбящие о Беслане, видящие случайные смерти рядом и в телевизоре практически ежемесячно, переживающие большие и маленькие трагедии — хотя какую трагедию возможно оценить как малую, когда она случается?

Автор книги так же по-бытовому, как «список покупок», создала «список еженедельных бедствий» для читателей, не желая растрогать их или погрузить в рефлексию — перечень историй, которые всегда кажутся далекими и существующими с кем-то другим, тогда как автор будто подсказывает: «Да послушайте, не так уж и далеко, не было разве такого и с вами?», и тогда читатель жмурится, выдыхает удивленно: «А ведь действительно было что-то такое, очень близкое».

Это история обычной семьи, конечно же. Но также эта история и о несправедливости вокруг, беспричинной жестокости, и о том, почему некоторые учителя навсегда останутся в сердцах учеников и почему никто не хочет быть учителем в наше время — сколько бы раз благородной ни была эта профессия.

Но самое главное, эта книга о том, как важно слушать детский голос — и вокруг, и внутри себя, — потому что если не слушать, то счастья в мире получается слишком мало, а найти хорошее становится практически невозможно.

 Анжелика Толстобо